Политическое убежище во франции в 2020 году: как живут и принимают мигрантов

Бывший волонтер штаба Навального в Самаре 21-летний Вячеслав Завгородний получил статус беженца во Франции. В январе 2018 года активист уехал из России и попросил политического убежища.

В июле прошлого года Вячеслав Завгородний рассказал Радио Свобода, что ему приходится вести в Ницце жизнь бездомного человека. Он спал на пляже в палатке и питался в социальных столовых. В какой-то момент он дошел до отчаяния.

В новом интервью политэмигрант рассказал, как получил убежище и что собирается делать дальше.

– ​Вы ждали решения о получении статуса беженца полтора года. Почему так долго?

Я очень рад, что Франция дала мне “позитив”. Последние полтора года были самыми сложными в моей жизни

​– Визу, по которой я въехал во Францию, мне дала Литва. Миграционная служба Франции в соответствии с Дублинским соглашением отправила запрос в Литву. Если бы она написала ответ, что согласна принять меня в качестве беженца, то я бы был депортирован в эту страну.

Но Литва ничего не ответила, поэтому через год после бегства из России с меня «сняли Дублин», и я смог начать процесс получения статуса беженца во Франции. Через семь месяцев я получил положительное решение. Не так уж долго пришлось ждать. Сейчас Франция стала выносить решения быстрее.

Некоторые беженцы получают ответ через один-два месяца.

– Что вы собирались делать, если бы вам отказали в статусе беженца?

– Такой риск, конечно, был. У меня сложилось ощущение, что нередко решение об убежище принимает чиновник на основании своих ощущений: верю – не верю. Беженец имеет право три раза обжаловать отказ в суде. Для этого нужно нанять адвоката и представить доказательства.

Вероятность оспорить решение в суде велика, потому что во французском суде человеческий фактор играет минимальную роль. Я знаю об этом только со слов знакомых. Мне не пришлось обращаться в суд. Я очень рад, что Франция дала мне “позитив”.

Последние полтора года были самыми сложными в моей жизни.

Политическое убежище во Франции в 2020 году: как живут и принимают мигрантов

Вячеслав Завгородний на митинге «Он вам не Димон» в Самаре

​– Какие у вас были доказательства политических преследований?

советую всем политическим активистам заранее подготовить досье, сделать визу и загранпаспорт

​– Фотографии с митингов, ответы полиции с отказами в возбуждении уголовного дела по факту нападения на меня, документы, подтверждающие привлечение меня к административной ответственности за участие в политических акциях, медицинское освидетельствование побоев, которые мне нанес полицейский.

Полицейские ударили меня, когда я раздавал листовки. Я понимал, что, скорее всего, мне надо будет уезжать из России, и собирал папку с документами. Я не хотел эмигрировать. До последнего момента надеялся, что смогу остаться в России, но выбора не было.

Я советую всем политическим активистам заранее подготовить досье, сделать визу и загранпаспорт.

– В июле прошлого года вы рассказали Радио Свобода, как выживали на улицах Ниццы. Что с вами произошло за год?

​– Я был волонтером штаба Навального в Самаре. Участвовал в политических акциях, меня судили, запугивали, однажды на меня напал человек с ножом. Я думаю, что это нападение связано с моей политической деятельностью. Во Францию мне пришлось срочно бежать, так как я узнал, что на меня могут возбудить уголовное дело об экстремизме.

В Ницце я остановился у знакомого, потом пришлось съехать. Два месяца я скитался по улицам, затем узнал, что можно ночевать в социальном общежитии. Полгода я жил в ночлежке для бездомных. Это чистое помещение, комнаты на двух человек, есть интернет и душ.

Но, по правилам социального общежития, каждый день, кроме выходных, с 8 утра до 5 вечера я, как и другие бездомные, должен был находиться на улице. В холодное время года это было тяжеловато. Несколько раз я болел ангиной, и по непонятной причине, видимо, от стресса у меня все тело покрылось язвами. Болезни удалось вылечить.

У меня была медицинская страховка. По ней любой человек, запрашивающий политическое убежище, может бесплатно получить лекарства и помощь врача. Мне платили пособие около 400 евро. Во Франции есть столовые, где можно купить обед на один евро. Я сейчас многое знаю о том, как выжить во Франции, пока ждешь решения о статусе беженца.

На улице мне пришлось жить, потому что у меня год назад не было информации и я не знал, где ее получить.

– Как вы проводили время на улице?

Политическое убежище во Франции в 2020 году: как живут и принимают мигрантов

Решение о предоставлении Вячеславу Завгороднему статуса беженца

​– Я старался не сойти с ума. Долго гулял быстрым шагом, чтобы устать и ни о чем не думать. Я читал книги, чтобы отвлечься. Самым сложным были не бытовые трудности, а отчаяние, которое меня охватывало из-за состояния неопределенности. Я научился жить одним днем. Я просто ждал и пытался как-то коротать время. Заставлял себя обдумывать только практические задачи.

“Сойти с ума” – это не преувеличение. На моих глазах сошел с ума француз, с которым я познакомился в ночлежке. Он лишился работы, поддержки друзей и оказался на улице. От этих переживаний у француза «поехала крыша». У меня тоже были моменты, когда казалось, что я вот-вот сломаюсь и опущусь.

Но чувство гнева вытаскивало меня наверх, заставляло идти дальше и поддерживать себя в стабильном состоянии.

– Как к вам относились жители Франции, когда вы жили на улице и в ночлежке?

​– Французы доброжелательно относятся к бездомным. В кафе рядом с социальным общежитием часто сидели бездомные. Персонал кафе их не выгонял.

– Вам кто-то помогал в этот период?

католическая церковь во Франции много помогает людям

​– Люди, которых я нашел в общежитии: социальные работники и другие бездомные. Мне очень помог гей, бежавший из России, с которым я познакомился в ночлежке. Он до сих пор не получил решения о статусе беженца. Я вижу, что этот парень очень устал ждать.

После того, как обо мне написали СМИ, многие люди предложили помощь. Среди них были русскоязычные эмигранты и французы. Всем помогавшим мне – ​большое спасибо. Благодаря помощи одной из моих новых знакомых в мае этого года я попал в проект адаптации мигрантов.

Беженцы в рамках этой благотворительной программы могут полгода жить во французских семьях. Это проект католической организации. Я заметил, что католическая церковь во Франции много помогает людям. Сейчас я живу в семье пожилой пары.

У меня есть ключи от квартиры, и моя свобода никак не ограничена.

– Они вас пытаются воцерковить?

– Проект не преследует такую цель. В нем принимают участие люди разных религиозных убеждений, как правило, беженцы-мусульмане. Хозяева дома, где я живу сейчас, знают, что я атеист. Они относятся с уважением к моим религиозным взглядам. О религии мы разговариваем не больше, чем на другие темы. Французы очень интересуются происходящим в России и многое об этом знают.

– На каком языке вы с ними разговариваете?

Политическое убежище во Франции в 2020 году: как живут и принимают мигрантов

Вячеслав Завгородний во Франции

​​– Пока я жил на улице и в общежитии, я не мог учить французский язык. Я пытался, но не получалось из-за стресса. Во французской семье я уже начал немного говорить на французском. Но пока могу обсуждать только бытовые темы. Мне комфортно во французском обществе, я подстраиваюсь под нормы поведения этой страны и учусь быть менее прямолинейным.

Люди, у которых я живу, относятся ко мне как к другу. Но я очень устал быть зависимым от помощи других людей. Я всегда стремился к самостоятельности. Я тяжело перенес состояние, когда не мог ничего дать взамен, отблагодарить за помощь. Я готов помогать другим политэмигрантам, которые оказались в ситуации, похожей на мою. Мне можно писать и задавать вопросы, связанные с получением убежища.

Я готов делиться всем, что узнал за это время.

Я очень устал быть зависимым от помощи других людей

​– Что вы дальше собираетесь делать?

– В понедельник я получу новые документы и поступлю на официальные языковые курсы. После того как выучу язык, буду учиться по профессии “программист”. Одновременно начну работать. Работу я хочу найти так быстро, как это только возможно.

Мне будут продолжать платить пособие, но я не собираюсь на него рассчитывать. Моя задача – начать обеспечивать себя собственными силами.

Я понимаю, что могу претендовать на вакансии только в сфере неквалифицированного труда, но я не боюсь никакой работы.

– Уровень безработицы во Франции выше, чем в других странах Европы. Как вы планируете искать работу?

– Всеми возможными способами. Буду упахиваться больше остальных на неквалифицированных работах. Когда стану профессиональным программистом, проблем с трудоустройством не будет.

– Вы следите за тем, что происходит в России? Или уже не связываете себя с Россией?

– Конечно, я читаю новости о России, но уже не совсем понимаю, что там творится. Когда я занимался политикой, у меня была надежда, что мы сможем забороть эту власть и построить что-то новое. Сейчас надежды нет.

Я, когда думаю о России, чувствую сильное разочарование и бессилие. Власть совсем абстрагировалась от людей и положила болт на их мнение.

У меня много друзей среди оппозиционеров, и мне кажется, они устали и чувствуют апатию.

Я, когда думаю о России, чувствую сильное разочарование и бессилие. Власть совсем абстрагировалась от людей и положила болт на их мнение

​– Не скучаете по России?

– По чему мне скучать?! По разбитым дорогам и ворам-чиновникам? Нет уже никакой России! Мы все потеряли, все разворовано и уничтожено. Я не верю, что в ближайшее время в России что-то изменится к лучшему. В России очень низкий уровень политической культуры.

Жители России интересуются политикой, но ничего в ней не понимают. Политику любят обсуждать, особенно международную, но знания в этой сфере у большинства россиян поверхностные. Люди в России не понимают, чего хотят от власти, и не знают, как сформулировать свой запрос.

Они не понимают, в какой политической формации находятся. Если бы жители России лучше понимали разницу между диктатурой и либерализмом, то это помогло бы им ясно говорить, что именно им нужно от государства.

Мне кажется, что если бы каждый гражданин России прочитал хотя бы один учебник по политологии, то у страны была бы надежда.

Источник: https://www.svoboda.org/a/30067325.html

Как получить политическое убежище во Франции?

Политическое убежище во Франции в 2020 году: как живут и принимают мигрантов

Среди государств Европейского Союза Франция по праву считается одним из самых благополучных. Высокий уровень жизни, отсутствие многочисленных бюрократических препонов и распространенной коррупции — это привлекает россиян, и становится причиной иммиграции. Переезд в качестве беженца дает мигранту преимущества, но на этом пути есть и сложности. Нюансы и детали процедуры раскрыты в статье.

Кто может получить политическое убежище во Франции?

С каждым годом число россиян, которые хотят переехать во Францию в качестве политического беженца, растет. Хотя принимают не всех. Мигранты, которые ищут политического убежища во Франции, обязаны доказать основания переезда. Документы, видео или аудиозаписи, справки — чем больше доказательств, тем лучше.

  • Но как получить политическое убежище во Франции для русских, и кто может рассчитывать на получение статуса?
  • Основания переезда россиянина (как не-гражданина Евросоюза) в порядке беженства:
  • преследования по политическим мотивам со стороны официальных властей;
    угроза здоровью или жизни на родине, исходящая как от официальных властей, так и от частных лиц или криминальных группировок.

Первый вариант маловероятен для реализации, поскольку Франция не относит Россию к тем государствам, на территории которых возможны преследования за политические взгляды. Для второго варианта необходимо предоставить документальные доказательства преследований. Миграционным органам требуются факты, а не голословные заявления иностранных граждан.

Что дает статус беженца во Франции?

Оформление статуса беженца во Франции — сложная процедура, но она предоставляет россиянам ряд преимуществ.

Список включает:

  • право на длительное пребывание на территории страны без выездов;
  • право на официальное трудоустройство;
  • защита от преследований с родины.

То есть, если россиянин смог доказать необходимость в политическом убежище на территории Франции, он может жить и работать в этой стране на равных правах с ее гражданами (обычно местные работодатели обязаны отдавать предпочтение при приеме на работу обладателям французских паспортов).

Получив статус беженца, гражданин России сможет:

  • вывести родных и близких с территории России для совместного проживания;
  • бесплатно устроить детей в школы и детские сады;
  • бесплатно поступить во французское образовательное учреждение;
  • выезжать в любое из государств мира, кроме того, где он подвергся преследованиям.

Наконец, учитывая тот факт, что беженцы — категория граждан РФ, социально не защищенных, они получают льготы, включая бесплатный проезд на общественном транспорте.

С другой стороны, если выяснится, что россиянин предоставил недостоверную информацию — его незамедлительно депортируют на родину.

Как получить?

Выше приводились основания получения статуса беженца во Франции. Ниже приведено их описание.

Читайте также:  Виза во францию: как получить самостоятельно, правила заполнения анкеты

Преследования за политические взгляды на территории России — редкое явление.

Но некоторые ярые оппозиционеры в результате своих действий вынуждены переехать за границу, чтобы избежать судебного разбирательства и, как следствие, тюрьмы.

Такие беженцы должны доказать во Франции что преследования, которым они подвергались — неправомерны с точки зрения законодательства Российской Федерации. Иначе последует экстрадиция.

Преследования со стороны частных лиц или преступных группировок — более частое явление на территории России, и таких беженцев во Франции принимают чаще. Официальные органы РФ не всегда могут предоставить гражданам достаточную степень защиты, а скрыться в другой стране — шансов больше.

Но, вне зависимости от основания иммиграции во Францию в качестве беженца, россиянин должен пройти через определенную процедуру, которая включает следующие этапы:

  1. Подача заявления о получении статуса беженца, и всех прилагающихся доказательств преследований любого рода. Документы подаются в местную префектуру сразу по прибытии во Францию. В противном случае россиянин получит статус нелегала, что осложнит процедуру. Если задержка затянулась, ему могут отказать в рассмотрении заявления и депортировать в Россию;
  2. Получение временного разрешения на проживание на территории Франции, удостоверения личности, которое потребуется для предъявления официальным органам государства. Эти документы действуют пока заявитель не получит статус беженца, или ему в таковом не откажут. Разрешение потребуется продлевать, но в этой процедуре сложностей нет;
  3. Получение статуса беженца или возврат на родину, в случае отказа.

Документы для оформления статуса беженца во Франции

Если человек покидал родину в спешке, отсутствие части документов объяснимо. Часть бумаг будет предоставлена беженцу из России во французской префектуре, а часть удостоверений надо привезти с собой.

Список документов, которые требуются россиянину для получения статуса беженца во Франции:

  • Бланк с заявлением. Документ нужно заполнить на французском языке. Беженцам для этого часто выделяют в помощь переводчика;
  • 4 снимка заявителя, соответствующие следующим требованиям:
    • ширина — 3,5 см, высота — 4,5 см;
    • цветное изображение;
    • «возраст» фотографии (когда была сделана) — не более 6 месяцев;
    • лицо занимает от 70 до 80% изображения;
    • отсутствуют предметы/факторы, полностью или частично закрывающие лицо соискателя статуса;
    • фотография сделана анфас;
  • Документальные подтверждения гражданского статуса заявителя. При отсутствии таковых, он может подать прошение на их восстановление, указав свой гражданский статус (он должен совпадать с указанным в документах);
  • Документальные подтверждения пути, который привел россиянина во Францию;
  • Документальные подтверждения наличия легальной жилплощади на территории Франции. Причем это может быть и специальное временное жилье, которое выделяется беженцам. При смене места жительства, заявитель должен сообщить об этом миграционным службам. Это требуется для получения корреспонденции, связанной со сменой статуса прошения.

Также каждый податель прошения проходит через обязательную процедуру дактилоскопии. Она требуется для идентификации личности заявителя и определения государства, которое, в соответствии с Дублинским соглашением, несет ответственность за то, что иностранный гражданин вынужден искать убежища за границей.

Как получить гражданство Франции беженцу?

Иностранные граждане, переехавшие во Францию, не обязаны перманентно оставаться в статусе беженцев с ВНЖ или ПМЖ страны. Если они проживут на территории этого государства Евросоюза в течение пяти лет, не допустив нарушений местного законодательства, то смогут претендовать на оформление французского гражданства.

Пакет документов в этом случае мало отличается от подаваемого другими иммигрантами, хотя к беженцам требования не столь строгие.

Перечень документов на гражданство Франции, подаваемый беженцами:

  • заявление;
  • удостоверение личности беженца;
  • заграничный паспорт заявителя, при наличии;
  • 4 фотографии паспортного формата;
  • справки об отсутствии судимостей на территории Франции;
  • справка об отсутствии непогашенных задолженностей на территории Франции;
  • подтверждение наличия жилья:
  • договор аренды недвижимости;
  • договор купли-продажи недвижимости;
  • справка, подтверждающая прохождение медкомиссии во французской клинике;
  • подтверждение финансовой состоятельности россиянина, в качестве которого может выступать одна из нижеприведенных справок:
  • справка с места работы, с указанием заработной платы за месяц/за год;
  • справка о доходах частного предприятия;
  • выписка со счета в местном банке;
  • спонсорское письмо, если все расходы заявителя берет на себя третья сторона (требуется подтверждение финансовой состоятельности спонсора).

Другие способы легализоваться во Франции

Однако стать резидентом во Франции, с временным или постоянным видом на жительство (ВНЖ и ПМЖ соответственно), непросто, даже в порядке беженства. С учетом значительного наплыва беженцев за последние пару лет, миграционное законодательство этой страны сильно ужесточилось, и иммигрировать в таком порядке стало значительно сложнее.

Однако Франция входит в состав Европейского Союза и иммигрировать сюда можно с гражданством любой другой страны этого международного объединения. Например — с румынским. Получить паспорт этой страны проще всего. Миграционное законодательство Румынии не отличается чрезмерной строгостью по отношению к соискателям ее паспортов.

Кроме того, те россияне, у которых есть родственники, проживавшие на территории Румынии до 1940 года, могут оформить гражданство страны по упрощенной процедуре. От них не требуется оформлять ВНЖ и ПМЖ Румынии.

Это сокращает всю процедуру до 12-18 месяцев (максимальный срок оформления в таком порядке не превышает двух лет), и позволяет сэкономить значительную сумму денег.

Но и в стандартном порядке оформление румынского гражданства в порядке беженства значительно проще, чем французского, хотя по времени занимает примерно тот же срок (от 7 до 12 лет).

Источник: https://yagrazhdanin.ru/poleznaya-informaciya/politicheskoe-ubezhishhe/politicheskoe-ubezhishhe-vo-francii.html

Беженцы берут Париж на абордаж

Тысячи мигрантов по-прежнему представляют большую проблему для Франции, ставшей перевалочным пунктом для беженцев на пути в Великобританию. Но раньше они в основном проживали в лагере в Кале, а теперь стремятся в Париж

Если бы беженцы из Африки и с Ближнего Востока, заполонившие Францию в результате европейского мигрантского кризиса, выбирали себе гимн, то им бы стала песня «London Calling» британских панков The Clash. «Зов Лондона» слышат десятки тысяч мигрантов, которые надеются однажды пересечь Ла-Манш, чтобы оказаться в Великобритании.

Политическое убежище во Франции в 2020 году: как живут и принимают мигрантов Global Look

Они уверены: там им будет легче получить пособия, найти работу (особенно на черном рынке) и жилище. Соединенное Королевство — единственная страна ЕС, в которой нет удостоверений личности (ID card). А это значит, что получить доступ к национальной системе здравоохранения, банковским услугам или работе будет намного проще, чем во Франции.

Жизнь после «Джунглей»

Знаменитый лагерь беженцев в Кале, получивший прозвище «Джунгли», был окончательно снесен в конце октября. В течение многих месяцев это место служило перевалочным пунктом для тех, кто стремился нелегально попасть из Франции в Англию на грузовике или товарном поезде. Просто так купить билет и приехать в Великобританию обыкновенный мигрант не может:

так называемое соглашение Le Touquet, которое было подписано Парижем и Лондоном в 2003 году, позволяет британским пограничникам досматривать и останавливать мигрантов, прибывающих в Великобританию через Ла-Манш, на французской территории.

Собственно, из-за этого соглашения «Джунгли» и начали разрастаться в 2015 году, доставляя головную боль как французам, так и бриттам.

Несмотря на снос лагеря в Кале и другие попытки английских и французских властей урегулировать проблему беженцев, тысячи мигрантов по-прежнему остаются во французских портовых городах на берегу Ла-Манша в надежде на воссоединение с семьями и друзьями в Великобритании.

Как пишет The Guardian  , многие из них скрываются в полях, гаражах или заброшенных зданиях. Другие осели в официальном лагере вблизи Дюнкерка, население которого за последние пару недель увеличилось с 800 человек до 1,4 тыс., поскольку лагеря в Париже и Кале были закрыты.

Французские чиновники не могут назвать точное число проживающих в таких лагерях, поскольку официально они уже не принимают новых беженцев.

Однако волонтеры, которые занимаются раздачей воды и пайков для беженцев, отмечают резкий рост числа прибывших. По их словам, в палатках, рассчитанных на четверых, зачастую проживает в два раза больше человек.

Причем некоторые беженцы даже не планируют просить убежище во Франции.

«В Париже я видел людей, которые получили разрешение на пребывание во Франции на 10 лет, [но] они по-прежнему спят в парках и попрошайничают у церквей. Это не жизнь», — рассказал изданию 22-летний беженец из Афганистана Саттар.

Для таких людей, как Саттар, попадание в Великобританию, фактически означает возвращение на родину. В Соединенное Королевство он впервые приехал в возрасте 13 лет и с тех пор жил там в приемной семье, ходил в британскую школу (причем выпускные экзамены сдал с отличием) и свободно говорил по-английски.

Однако после того, как Саттар достиг совершеннолетия, власти не стали продлевать ему разрешение на пребывание в стране. Родные в Афганистане настояли на том, что возвращаться в Кабул ему будет опасно, и молодой человек попытался оспорить решение о выдворении, но безуспешно.

На какое-то время Саттару пришлось уехать в Италию, где он был потрясен видами бомжующих на вокзалах беженцев, и в результате он принял решение всеми правдами и неправдами вернуться в город Рединг, ставший ему почти родным.

Сейчас же он проживает в бараке в 50 км от Кале вместе с 25 другими афганцами и периодически предпринимает попытки вернуться в Британию.

«Битва за Сталинград»

После разгона лагеря в Кале порядка 10 тыс. обитателей «Джунглей» остались без крыши и были вынуждены искать себе новое пристанище. Многие из них осели в Париже, и если говорить более конкретно — в районе метро «Сталинград» на границе 10-го и 19-го округов.

К началу ноября, по оценке правозащитников, там проживали от 2 тыс. до 3,8 тыс. человек — это выходцы из Судана, Эритреи, Афганистана, в основном молодые люди, бежавшие из своих стран в поисках лучшей жизни.

Их присутствие стало настоящим кошмаром для местных жителей, ведь мигранты жили в палатках прямо на улице и там же делали свои бытовые дела (чистили зубы, умывались и прочее).

Чтобы как-то приспособить этих людей к жизни во Франции, волонтеры устраивали открытые уроки французского языка — прямо на улице, для всех желающих.

В конце октября власти Парижа приняли решение зачистить лагерь, 4 ноября он был полностью эвакуирован. «Эвакуация» началась утром и завершилась в течение нескольких часов. В операции были задействованы 600 полицейских и 250 волонтеров, 82 автобуса перевезли беженцев в специализированные центры по приему мигрантов.

Зачистке лагеря предшествовал стихийный митинг мигрантов и им сочувствующих, однако он на решение о ликвидации «Джунглей 2.0» никак не повлиял.

Как правило, после разгона таких лагерей мигрантов отправляют на проверку документов.

Тех, у кого есть при себе разрешение на легальное пребывание во Франции, в дальнейшем отпускают, а нелегалов собирают в автобусы и отправляют в комиссариат — там решается их дальнейшая судьба, в том числе рассматривается вопрос о выдворении из страны. Те, кто все-таки остается, зачастую пополняют ряды французских люмпенов и выживают за счет попрошайничества.

По оценке Пьера Анри, руководителя ассоциации «Франция, страна для беженцев», ежедневно в Париж прибывают от 80 до 100 нелегалов. Поэтому не исключено, что ноябрьская «битва за Сталинград» станет не последней.

Мигрантов становится меньше

Эксперты и наблюдатели сходятся в одном: несмотря на снос мигрантских лагерей, проблемы расселения беженцев во Франции от этого никуда не денутся. И нет никаких гарантий того, что через пару-тройку лет в Кале не возникнут новые «Джунгли», обитателей которых не сможет сдержать даже «Великая британская стена», которую сейчас строят для защиты от нелегальных мигрантов.

Хотя европейский кризис беженцев еще очень далек от разрешения, число приезжающих в ЕС мигрантов значительно сократилось в этом году. Об этом в конце сентября сообщил официальный представитель Международной организации по миграции (МОМ) Джоэл Миллман.

За первые девять месяцев 2016 года приехавших в Европу мигрантов и беженцев стало почти на 60% меньше, чем за тот же период прошлого года.

За текущий год через Средиземное море переправились свыше 200 тыс. мигрантов, в то время как в 2015 году — около 520 тыс. В 2016 году за день в среднем прибывали менее 100 мигрантов, а в 2015 году — свыше 110 человек. Вместе с тем в этом году число погибших и пропавших без вести в Средиземном море составило 3502 человека, в прошлом году этот показатель был ниже — 2926 мигрантов.

В прошлом году МОМ зарегистрировала более 1 млн мигрантов, прибывших в страны ЕС морским путем, и около 35 тыс. — сухопутным (годом ранее общее количество мигрантов не превышало 280 тыс.).

Такие беспрецедентные для XXI века масштабы миграции заставили многие страны пересмотреть свою миграционную политику — в частности, в октябре 2015 года Венгрия закрыла границу с Хорватией, чтобы остановить наплыв беженцев.

Что касается Великобритании, то при премьер-министре Дэвиде Кэмероне решать проблему мигрантов предполагалось за счет сокращения принимаемых беженцев из Сирии до 20 тыс. в течение следующих пяти лет.

Источник: https://utro.ru/articles/2016/11/10/1304280.shtml

Премьер Франции объявил, что количество мигрантов в стране будет сокращено

Премьер-министр Франции Эдуар Филипп объявил 6 ноября, что Франция вводит ограничения на привлечение в страну мигрантов и сокращает социальную поддержку тем, кто уже находится в стране. «Мы хотим вернуть контроль над нашей миграционной политикой для защиты суверенитета, – подчеркнул премьер-министр. – И будем бороться со злоупотреблением правом на убежище и нелегальной миграцией».

Читайте также:  Виза в шанхай для россиян в 2020 году. нужна ли, оформление китайской визы самостоятельно

Парламент обсудит предложения правительства о миграции в 2020 году. Филипп озвучил следующие идеи:

  • Привлечение профессиональных мигрантов. Сейчас во Франции каждый год выдается лишь 33 тысячи разрешений на временное проживание для представителей нужных стране профессий. Правительство собирается изменить эту ситуацию: составить список наиболее нужных профессий и установить для каждой квоту на привлечение мигрантов из-за рубежа.
  • Увеличение числа студентов, которые обучаются во Франции, до полумиллиона человек к 2027 году. Это рост вдвое по сравнению с нынешним числом студентов, и как подчеркнул Филип, это делается «ради укрепления культурного и научного влияния нашей страны».
  • Ликвидация и переселение лагерей мигрантов из северо-восточной части Парижа. Это, по обещанию главы МВД Франции Кристофа Кастанера, должно быть сделано уже к концу года. Сейчас в парижских лагерях, по разным данным, живут от полутора до 3 тысяч человек.
  • Открытие трех новых лагерей размещения беженцев. Один из них точно будет в Лионе, а другой в Бордо.
  • Усложнение процедуры получения гражданства Франции для беженцев: от них будут требовать лучшего знания французского языка.
  • Усложнение доступа к получению социальных выплат, в частности бесплатной медицинской страховке. Беженцы, которые просят о политическом убежище, получат возможность пользоваться ей лишь через три месяца после подачи заявления, а не сразу, как сейчас.
  • Обладатели просроченных виз, видов на жительство и те, кому было отказано в убежище, смогут пользоваться государственной страховкой и прочими социальными благами лишь на протяжении 6 месяцев, а не года, как сейчас.
  • Более жесткая политика высылки мигрантов в страны, откуда они изначально приехали. Сейчас это часто бывает сложно сделать, потому что страны отказываются принимать своих граждан, если у них нет действительных документов.

По данным Национального института экономики и статистики Франции, иностранные граждане сегодня составляют 7,1% населения страны или 4,8 млн человек. Еще 1,7 млн человек имеют французские паспорта, но родились за границей, в основном в бывших колониях, а всего родившиеся за границей, но живущие во Франции составляют 8,2 млн человек или 12,3% населения.

Убежище во Франции в прошлом году попросили более 123 тысяч человек, на 22,7% больше, чем годом ранее. Чаще всего убежище запрашивали граждане Афганистана, Албании и Грузии. Несмотря на относительно мягкую миграционную политику, в среднем убежище во Франции получает лишь каждый четвертый мигрант.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/france-migrants-emigration-ban/30256254.html

Почему беженцы не спешат во Францию

В то время как количество попросивших убежище в Германии в 2015 году близится к миллиону, во Франции за тот же год прошения подали чуть менее 80 тысяч. Это всего лишь на 20% больше, чем в предыдущие годы, в то время как в Северной Европе количество запросов возросло в разы.

В сентябре прошлого года, когда на саммите в Брюсселе европейские лидеры выделили квоты на прием прибывающих в Грецию и Италию мигрантов (кстати, квоты сильно заниженные по сравнению с реальными цифрами прибывающих), Франция взяла на себя обязательства по приему 24 тысяч человек.

Вскоре после этого Франсуа Олланд объявил, что готов в срочном порядке принять еще тысячу беженцев, прибывших из Австрии в Мюнхен, в котором катастрофически не хватало мест в предназначенных для мигрантов центрах. Но только 600 человек выразили желание приехать во Францию.

«Никто из беженцев не кинулся в автобусы, идущие рейсом из Мюнхена в парижский регион, – написал тогда журналист «Фигаро», наблюдавший за сценой. – Мигранты не стремятся во Францию».

Последние события в лагере для беженцев в Кале еще раз подтвердили эту тенденцию: живущие там мигранты мечтают покинуть Францию любым способом, иной раз, даже ценой собственной жизни.

Почему Франция перестала быть страной, привлекательной для иммиграции? Вот лишь несколько основных причин.

Во Франции долгие бюрократические процедуры

Судя по отзывам самих мигрантов, а также по публичным выступлениям работников миграционной службы и многочисленных ассоциаций по защите прав беженцев, во Франции процедура получения убежища гораздо дольше, чем в соседних странах.

В среднем она тянется два года, в течение которых мигранту не дают разрешения на работу, и он должен жить на пособие в специальном центре по приему беженцев, который не в праве покинуть.

После того, как осенью прошлого года премьер-министр Франции Манюэль Вальс пообещал провести реформу миграционной службы, позволяющую ускорить процедуру получения убежища, она (пока еще только на словах) должна длиться не больше 9 месяцев. Для сравнения: в Великобритании вопрос решается за 6 месяцев.

Франция чаще отказывает мигрантам

Процент отказов в убежище во Франции намного выше, чем у соседей. К примеру, согласно данным «Евростата», в 2014 году Великобритания выдала право на политическое убежище 39% просивших, Франция — 22%.

Отказы в предоставлении убежища являются главной причиной того, что прибывающие в Европу мигранты становятся нелегалами. Некоторые остаются в Европе уже после отказа, другие и вовсе не подают прошения.

Во Франции жить труднее, чем в Германии или в Англии

Мигрантам прожить во Франции гораздо тяжелее, чем, например, в Великобритании. Об этом говорят многие беженцы, месяцами живущие в палатках во французском городе Кале, чтобы получить возможность Ла-Манш. Во-первых, в Великобритании им гораздо легче найти работу: при приеме там не требуется представлять никаких бумаг, а наказание за нелегальный труд гораздо мягче, чем во Франции.

Да и общее экономическое состояние страны говорит само за себя: в Германии уровень безработицы — менее 5% , в Великобритании — 5,6%, во Франции — 10,4%.

Причем, рынок труда в первых двух странах гораздо более гибкий, что очень важно для тех, кто каждый день идет на биржу труда в надежде найти хоть какую-нибудь работу.

Чем там в первую очередь занимаются вновь прибывшие мигранты? Они ищут работу дворника, уборщицы, повара в ресторане, грузчика, и так далее – во Франции любую должность можно получить, лишь отстояв длинные очереди и предъявив тонну сертификатов и бумаг.

«Францию приятно посетить, но не жить там», – процитировал французский телеканал слова 26-летнего инженера из Сирии, мечтающего получить убежище в Германии.

Журналистка Флоранс Тринтиньяк в эфире телеканала France 3 объяснила, почему Франция не является самым заманчивым местом на земле для мигрантов:

Цифры неумолимы: Франция занимает только 4-е место в «рейтинге популярности» беженцев. Далеко позади Германии, Швеции и Дании. В первую очередь это объясняется семейными причинами: большинство беженцев – сирийцы, родственники многих из них ранее обустроились в Германии или Швеции.

И вполне естественно, что семьи хотят объединиться. Вторая причина — бюрократические проволочки: в среднем процедура получения убежища длится два года. В это время беженцы не имеют права работать и очень часто не имеют жилья.

В то время как в Германии и Швеции сроки ожидания ответа на запрос об убежище намного короче, а условия приема – гораздо более благоприятные.

Наконец, играет роль вопрос экономической целесообразности: большинство беженцев – образованные люди, специалисты, и они хотят устроиться, они хотят работать. И с этой точки зрения Швеция и Германия тоже более привлекательны, чем Франция.

Во Франции трудно получить жилье

Малопривлекательными для мигрантов выглядят и условия получения французского жилья. Как утверждают специалисты, лишь треть прибывающих в страну мигрантов поселяют в специально созданных для этого центрах. Остальным приходится довольствоваться заброшенными домами или жить в трущобах, подобных «джунглям Кале».

В настоящее время на севере Парижа вдоль окружной трассы вырос один из таких картонных городков, в котором проживают около сотни человек, в основном, выходцев из Сирии.

Но даже если кому-то из них и посчастливится попасть в центр по приему мигрантов, после официального получения статуса беженца право находиться в таком центре они потеряют.

Журналист телеканала France 2 Гийом Даре объясняет, на что имеют право просители убежища во Франции и действительно ли им помогают больше, чем бедным бездомным французам (как утверждают французские ультраправые):

Итак, что касается жилья… Все просители убежища имеют право на место в одном из Центров приема просителей убежища. Проблема только состоит в том, что там не хватает мест… Теперь о том, имеет ли проситель убежища право на финансовую помощь. Ответ: да, имеет. В двух конкретных случаях.

Если беженец живет в Центре приема, он получает ежемесячное пособие, сумма которого варьируется от 91 евро в месяц (для одного человека) до 718 евро (на семью в шесть человек.) Если беженец не живет в Центре приема, он получает временное пособие (до того момента, пока найдется жилье) размером 340 евро в месяц.

Что касается медицинской помощи – просители убежища имеют право на стандартную медицинскую страховку (CMU). Ну, и наконец, дети беженцев, так же, как и дети французских граждан имеют такое же право на образование. В то же время беженцы не имеют права работать – до получения ответа на запрос р предоставлении убежища.

Они также не имеют права на различные пособия, которые получают французы: например, беженцы не могут получать пособие по безработице и пособие на семейные нужды, не имеют права на получение социального жилья и т.д.

Проситель убежища может получить доступ к полному «пакету» социальной помощи в том случае, и только в том случае, если ему предоставят статус беженца.

Французский язык слишком трудный

Ну и, наконец, еще одним аргументом для того, чтобы не приезжать во Францию мигранты называют языковой барьер. Многие из них способны хоть как-то изъясняться по-английски. А для тех, кто им не владеет, обычно достаточно двух-трех недель, чтобы сносно понимать и изъясняться простыми фразами.

Эксперты французского Ofpra (бюро по защите беженцев и апатридов) полагают, что для обучения базам французского языка нужны месяцы.

Немецкий язык тоже нельзя назвать легким, но, во-первых, многие сирийские мигранты владеют турецким (этот язык достаточно распространен в Германии), во-вторых, у многих из вновь прибывающих, родственники уже живут на немецкой земле.

Какой вывод делают мигранты о Франции

«Так же, как и все, беженцы общаются в интернете через социальные сети. У них также есть Фейсбук и Whatsapp», – говорит один из работников ассоциации помощи беженцам Сабрен Аль-Расас. – Таким образом, сложилось и распространилось всеобщее мнение, что Франция – плохая страна для мигрантов».

Как написала газета «Нью-Йорк Таймс», «пока французы голосуют на выборах за Марин Ле Пен, беженцы голосуют ногами – они просто не едут во Францию».

Источник: rfi.fr

Источник: https://lifebel.com/pochemu-bezhency-ne-speshat-vo-franciyu/

Семь пунктов для спасения Европы

К американскому трейдеру, финансисту, инвестору и филантропу Джорджу Соросу в российских политических кругах сейчас скорее негативное отношение, его фонд «Открытое общество» признан нежелательным в России как «представляющий угрозу основам конституционного строя». Но Сорос — это еще и блистательный аналитик. Мы сочли полезным предложить читателям его аналитическую статью по такой актуальной теме, как миграционный кризис и судьба Европы*.

* Статья публикуется  с незначительными сокращениями

Кризис с беженцами уже вел Евросоюз к медленной дезинтеграции. 23 июня он усугубил положение и привел к еще более серьезному внешнеполитическому катаклизму — «Брекситу» — референдуму об отделении Великобритании от ЕС. Оба кризиса усилили на всем континенте позиции националистических движений, ненавидящих все чужое.

Эти партии будут пытаться выиграть ключевые голоса в будущем году, в том числе на национальных выборах во Франции, Нидерландах и Германии, запланированных на 2017 год, на референдуме по вопросам политики в отношении беженцев в ЕС, назначенном на 2 октября в Венгрии, на повторных президентских выборах в Австрии в этот же день и на референдуме по конституционным вопросам в Италии в конце октября или ноябре этого года.

Вместо того чтобы объединиться и противостоять этой угрозе, страны — члены Евросоюза проявляют все большее нежелание сотрудничать друг с другом. Они принимают несогласованные меры миграционной политики, преследуя лишь собственные интересы, зачастую в ущерб соседям.

Политика «разорения соседа» в миграционном контексте, как, например, строительство ограждений от беженцев на границах, не только приведет к еще большей фрагментации Евросоюза, но также негативно отразится на европейской экономике и подорвет основы прав человека в глобальном масштабе.

Нынешнее частичное реагирование на кризис, завершившееся соглашением между ЕС и Турцией о перекрытии потока беженцев в восточной части Средиземноморья, имеет четыре фундаментальных недостатка.

Во-первых, соглашение не совсем «европейское», поскольку договоренность с Турцией была достигнута и навязана Европе канцлером Германии Ангелой Меркель. Во-вторых, остро ощущается недофинансирование.

В-третьих, в результате соглашения Греция де-факто превратилась в территорию временного содержания беженцев в неподобающих условиях жизни.

Наконец, в-четвертых, не соблюден принцип добровольности: есть попытка установить квоты, которые многие страны — члены ЕС активно не приемлют, причем беженцы должны селиться в странах, где им не рады или где они не хотели бы оставаться, а те, кто проникает в Европу нелегально, должны быть возвращены в Турцию.

Читайте также:  Как переехать на постоянное место жительства на кипр в 2020 году

Соглашение с Турцией было проблематичным еще до попытки переворота 15 июля, которая усугубила неопределенность будущего Европы.

С одной стороны, это соглашение выглядит успешным, так как позволило в значительной степени блокировать балканский путь миграции и существенно сократить приток беженцев в Грецию.

Однако при этом увеличились потоки беженцев на более опасных маршрутах Средиземноморья.

В прошлом месяце Европейская комиссия призвала к созданию фонда развития, направленного на внедрение миграционного контроля партнерами в Африке.

Это противоречит ценностям и принципам, которыми должен руководствоваться Европейский союз, нарушает сложившуюся за десятилетия практику работы фондов развития и снижает качество предоставляемой мигрантам и беженцам помощи.

Принципиальное соглашение со странами Африки и других регионов не может сводиться к простому условию: если вы не пустите мигрантов в Европу, вы можете делать, что угодно.

Более уместный подход

Эффективная альтернатива текущему подходу ЕС к проблеме беженцев должна быть основана на семи пунктах.

Во-первых, Евросоюз и все остальные страны мира должны принимать значительное число беженцев непосредственно из фронтовых стран, делая это безопасно и законным способом, что будет гораздо более приемлемо для общественности, чем царящий сейчас беспорядок. Если ЕС обязуется принимать хотя бы 300 000 беженцев в год (и аналогичные обязательства будут пропорционально взяты всеми остальными странами), большинство подлинных соискателей убежища поймут, что их шансы попасть в Европу и так достаточно высоки и не стоит пытаться проникнуть туда нелегально, поскольку это уж наверняка лишит их права быть принятыми на законных основаниях. Если к тому же улучшить условия жизни во фронтовых странах за счет расширения помощи, то кризиса беженцев не будет (останется, правда, проблема экономических мигрантов).

Это ведет нас ко второй проблеме — ЕС должен остановить хаос на своих границах. Ничто так не отталкивает и не пугает людей, как картины этого хаоса.

Спустя 15 месяцев после обострения кризиса в Греции и Средиземноморье ситуация остается крайне невразумительной.

Более 50 тысяч беженцев живут в нищете, ютясь в плохо устроенных, сделанных на скорую руку лагерях по всей стране.

Экстренная мера проста: предоставить Греции и Италии достаточно средств для помощи соискателям убежища, разъяснить местному населению, что приоритетной задачей должны быть поисково-спасательные операции (а не «охрана» границ), и выполнить обязательства по переселению 60 000 беженцев из Греции в другие страны ЕС.

В-третьих, ЕС нуждается в разработке финансовых инструментов, которые обеспечат достаточные средства для решения долгосрочных проблем, а не принятия временных точечных полумер.

Долгие годы Евросоюзу приходилось финансировать растущее количество проектов при постоянном сокращении ресурсов. В 2014 году страны — члены ЕС и Европейский парламент приняли решение сократить и ограничить бюджет ЕС на период до 2020 года умеренной суммой в 1,23% ВВП стран-членов.

Это было трагической ошибкой. С таким бюджетом ЕС выжить не в состоянии.

Как минимум 30 миллиардов евро в год необходимо для выполнения Евросоюзом всеобъемлющего плана приема беженцев.

Эти средства потребуются как внутри ЕС — для создания эффективной системы пограничных пунктов приема беженцев, создания условий для достойного принятия беженцев, установления справедливых процедур и предоставления возможностей интеграции, так и за его пределами — для оказания поддержки другим странам, принимающим беженцев, и стимулирования создания рабочих мест в Африке и на Ближнем Востоке. Одни лишь хорошо налаженные пограничные службы и центры приема беженцев могут обойтись в 15 миллиардов евро.

Сумма в 30 миллиардов евро может показаться огромной, но она меркнет на фоне возможных политических, гуманитарных и экономических последствий продолжения кризиса. Например, существует реальная угроза коллапса Шенгенской системы открытых внутренних границ в Европе. По оценкам фонда Bertelsmann, демонтаж Шенгенской зоны приведет к снижению ВВП Евросоюза на 47–140 миллиардов евро в год.

Нынешний подход основан на выделении минимальных сумм из бюджета ЕС с последующим обращением к странам — членам союза с просьбой внести вклады в целевые фонды, такие как «Турецкий фонд» или «Трастовый фонд помощи сирийским беженцам» . И хотя такие трастовые фонды могут быть мощными инструментами в краткосрочной перспективе, они являются яркой иллюстрацией фундаментальной ущербности данной системы: они на каждом шагу зависят от доброй воли стран — членов ЕС.

Чтобы собрать необходимые средства в кратчайшие сроки, Евросоюзу придется прибегнуть к так называемому «импульсному финансированию». Этот механизм предполагает вместо ежегодного вливания заведомо недостаточных средств получение весьма крупного кредита под относительно небольшой бюджет ЕС.

При таком размере бюджета Евросоюз поддерживает удивительно низкий уровень долга; поэтому надо увеличить бюджет, как это делают все суверенные правительства мира.

Значительные расходы на начальном этапе позволят ЕС более эффективно реагировать на самые опасные последствия кризиса, вызванного наплывом беженцев, и предотвратить наихудшее.

А это — антииммигрантские настроения в ЕС, которые усилили авторитарные политические партии, а также отчаяние тех, кто может получить убежище в Европе, но оказался на социальной обочине в странах Ближнего Востока или застрял на полпути в Греции .

Для реализации такой программы рано или поздно надо ввести новые европейские налоги.

В то же время финансовые потребности можно частично удовлетворить за счет привлечения неиспользованного кредита существующих финансовых инструментов ЕС — Программы поддержки платежного баланса, Программы макрофинансовой поддержки, а также Европейского механизма финансовой стабильности (ЕМФС). Они позволят привлечь в общей сложности более 50 миллиардов евро .

В разгар евровалютного кризиса страны ЕС смогли мобилизовать политическую волю, чтобы быстро создать новый набор инструментов, которые значительно увеличили финансовые возможности Евросоюза.

ЕМФС, впоследствии преобразованный в Европейский стабилизационный механизм (ЕСМ), всего за один год позволил увеличить кредитные возможности Евросоюза до 500 миллиардов евро, в очередной раз подтвердив, что возможности появляются там, где есть желание их найти.

Но использование всех этих инструментов имеет три ограничения: межправительственный характер и зависимость от поручительства государств-членов, а не от бюджета ЕС .

Единственным решением может стать формирование «коалиции заинтересованных сторон», которая не требует консенсуса участников. Такие инициативы могут стать стимулом для более глубокого реформирования бюджетной системы ЕС .

Само существование Европейского союза было поставлено под угрозу. Это верх безответственности и халатности — допустить его распад, не использовав всех доступных финансовых ресурсов.

На протяжении всей истории правительства выпускали облигации при возникновении чрезвычайных ситуаций.

А когда еще Европейский союз должен использовать нереализованный кредитный потенциал, если не в момент смертельной опасности?

В-четвертых, кризис должен стать поводом для создания общеевропейской системы защиты границ и формирования единых принципов предоставления убежища и расселения беженцев.

В этой области уже сейчас есть какой-то прогресс: в этом месяце Европарламент принял закон о создании единой службы пограничной и береговой охраны Евросоюза.

Но регламент «Дублин III», который разграничивает ответственность стран за проверку и прием беженцев, исключает вероятность торга между странами ЕС, перекладывая основное бремя приема беженцев на страны первого пересечения границы; он должен быть пересмотрен.

В-пятых, помимо единой системы принятия решений о предоставлении убежища необходим согласованный механизм расселения беженцев по территории ЕС. Евросоюзу необходимо принципиально переосмыслить провальные программы перемещения и расселения беженцев .

Союз не может принуждать страны-члены или самих беженцев участвовать в таких программах. Участие в них должно быть добровольным, а схема расселения должна учитывать предпочтения обеих сторон — беженцев и принимающих сообществ, чтобы люди попадали туда, куда хотят и где им рады.

Европейское бюро по оказанию помощи соискателям убежища уже начало разработку такой схемы.

Эти программы должны в полной мере учитывать интересы региональных сообществ. Градоначальники по всей Европе проявили готовность принимать беженцев, но их стремления были сведены на нет национальными правительствами.

Государственно-частные спонсорские программы — в рамках которых небольшие группы лиц, общественных организаций и компаний оказывают финансовую или какую-либо иную поддержку прибывающим беженцам в процессе поиска школ и мест работы, а также вовлечения в социальную жизнь — могли бы воспользоваться добровольной помощью граждан по всей Европе.

Прекрасной ролевой моделью служит в данном случае Канада. Всего лишь за четыре месяца страна приняла 25 000 сирийских беженцев и смогла оказать им значительную интеграционную поддержку через государственно-частные партнерства и местные НКО.

Правительство подтвердило план принять еще 10 000 сирийцев до конца года, что составит в общей сложности 44 000 беженцев за 2016 год.

(В то же время страна каждый год принимает 300 000 мигрантов; это сравнимо с тем, если бы Евросоюз принимал 4,5 миллиона мигрантов ежегодно.)

Порядок приема беженцев в Канаде был отлажен путем многократного применения на протяжении продолжительного времени и по уровню безопасности превосходит даже сверхстрогие стандарты ее южного соседа.

Тщательная проверка сирийских беженцев осуществляется при участии почти 500 консульских и военных чиновников, которые были привлечены к работе сразу же после того, как премьер-министр Джастин Трюдо вступил в должность в ноябре прошлого года и назвал этот проект наиболее приоритетным.

Несмотря на шок, который вызвали теракты в Париже и Брюсселе, произошедшие в самый разгар реализации в Канаде программы по приему беженцев из Сирии, общество и средства массовой информации положительно отнеслись к проекту .

В-шестых, Европейский союз, а вместе с ним и мировое сообщество должны поддерживать принимающие беженцев зарубежные страны значительно активнее, чем сейчас.

Отчасти здесь необходима финансовая поддержка, чтобы такие страны, как Иордания, могли обеспечить адекватные условия для учебы, проживания и медицинского обслуживания беженцев.

Нужны и другие виды поддержки, в частности в виде торговых преференций, которые позволят принимающим странам обеспечить рабочие места как беженцам, так и своим гражданам.

Странам Европы нет смысла направлять до 200 миллиардов евро в период с 2015 по 2020 год на исправление кризисной ситуации на своей территории — именно эту сумму члены ЕС планируют потратить на прием и интеграцию беженцев — в то время как небольшая часть этой суммы, направленная на решение проблем в других странах, позволит сократить поток мигрантов до управляемых размеров.

Кроме того, Евросоюз должен оказывать более значительную поддержку странам Африки, но не только в форме финансовой помощи в обмен на контроль за миграцией, как предложила в прошлом месяце Еврокомиссия.

Такой подход просто дает возможность лидерам стран Африки использовать проблему миграции, шантажируя Европу, как Эрдоган. Вместо этого нужен ряд эффективных мер, направленных на фактическое развитие стран Африки.

Такие меры предполагают внедрение принципов свободной торговли, массовые инвестиции и реализацию программы по борьбе с коррупцией.

Некоторые лидеры в Европе призвали к реализации плана Маршалла в Африке. Это прекрасное начинание. Но если обратиться к деталям, мы увидим, что Европа не готова к такому решению.

После Второй мировой войны Соединенные Штаты ежегодно на протяжении четырех лет направляли 1,4% своего ВВП на восстановление Европы.

Инвестиции в масштабе первоначального плана Маршалла потребовали бы около 270 миллиардов евро в год в течение последующих четырех лет — цифра, от которой мы еще очень далеки.

Седьмой и последний аспект: учитывая ее стареющее население, Европа должна в конечном счете создать среду, в которой приветствуются разнообразие и экономическая миграция. Канцлер Меркель широко открыла двери Германии беженцам, но ее щедрый жест не был хорошо продуман; не был учтен фактор притяжения.

Внезапный приток более чем миллиона беженцев полностью истощил ресурсы правительства, повернув общественное мнение против мигрантов. И теперь Евросоюзу срочно необходимо ограничить общий поток въезжающих в регион, а это можно сделать только путем дискриминации экономических мигрантов.

Хотелось бы надеяться, что это временное явление, но пока оно есть, оно неадекватно и разрушительно.

Выгоды, полученные в результате миграции, значительно больше расходов по интеграции иммигрантов. Квалифицированные экономические иммигранты повышают производительность, генерируют экономический рост и увеличивают потенциал принимающей страны поглощать иммиграцию.

Разные группы населения приносят с собой разные профессиональные навыки, и их вклад выражается не только в приносимых инновациях, но и в конкретных навыках, как на их родине, так и в странах назначения.

Это подтверждается множеством исторических фактов, начиная с вклада гугенотов в успех первой промышленной революции, когда они принесли в Англию ткачество и банковское дело. Мигранты имеют высокий потенциал, способствующий инновациям и развитию, если им дать такой шанс.

Все семь принципов необходимо реализовать, чтобы успокоить общественность, замедлить хаотичный поток беженцев, обеспечить полноценную интеграцию прибывающих, сформировать взаимовыгодные отношения со странами Ближнего Востока и Африки, а также выполнить международные гуманитарные обязательства стран Европы.

Заключение

Кризис, вызванный наплывом беженцев, — это не единственный кризис, с которым столкнулась Европа, но наиболее опасный.

И если получится существенно продвинуться в решении проблемы беженцев, то и остальные проблемы — от продолжающегося кризиса в Греции до «Брексита» и вызова со стороны России — было бы решать гораздо проще.

В данной ситуации должно совпасть слишком много разных факторов, и шансы на успех пока невелики. Но если есть стратегия, которая может привести к успеху, то все, кто хотел бы сохранить Евросоюз, должны объединиться вокруг нее.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/comments/74004.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector